Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: про_книги (список заголовков)
22:52 

Важность себя

Сворачиваю за колонной в подземный и упираюсь взглядом в уже знакомого мужика. Он по обыкновению пьян, сед и сидит на верхней ступеньке лестницы у стены. Но сегодня у него с собой двухколесная бабушкина такая тележка, а об нее запутался поводок. Тележка падает на мужика, поводок натягивается и увлекает за собой щенка. Щенка, у которого подрагивает каждая шерстинка. Который упирается всеми четырьмя лапами и смотрит в одну точку блестящими круглыми глазами. Мне хочется дать мужику по голове за то что пьян, что пугает малыша. Малыша, за которого на этот вечер он точно в ответе. Бьющееся сердце раз-два. Под кончиками пальцев. Так-так-так. Но я прохожу мимо. И думаю, что с такими же ударами под моими пальцами бьется пульс земли, а я безбожно засыпаю в последнее время и практически к нему не прислушиваюсь.
Темсен перекладывает все эмоции на математику и статистику, обрисовывая любовь и женское поведение распределением Гаусса и отрицая колебание энергий в мире. Он прав, в принципе. Мат ожидание и статистика подбивают под общее даже ряд частных случаев, ставя их на концах сползающих кривых. Как единичные отскоки. Но тогда они осредняются и замазываются среди этого колокольчика. Темсен говорит, что нужно перешагнуть через себя и показать этому миру свою красивую оболочку, чтобы на нее, как на свет, слетались бабочки. Обжигались, сгорали, но непременно летели. Я не могу с этим согласиться, все же. Любой кукольности предпочту естественность, потому что в такие моменты сама себе перестаю окончательно нравиться (нельзя сказать, что я слишком часто себе нравлюсь и так, поэтому отметаем данный вариант). А МИД теперь стоит двухцветный - бело-охровый. Часть покрыта старым неочищенным камнем, а часть уже переоблицевали. Старый замок, который новый владелец из мрачных подземелий решил вдруг повернуть к солнцу лицом. И у подъезда, в ожидании друга, поднять голову к небу. Смотреть на медленное падение капель с карниза. Она отрывается стеклянной такой каплей и летит на тебя фигуркой в терисе. Упадет на тебя - соберешь линию. Отойдешь - пролетит. А у тебя есть все время этого мира на ответный маневр. Потом открывается подъездная дверь, и Воланд забирает меня внутрь.
Сколько людей, столько и мнений. Но дыхательная техника расслабления незримо присутствует в каждом и высказывается тоже каждым. На каждую тривиальную задачу в своей голове я почему-то ставлю блок неудачи. Непременно промахиваюсь, расстраиваюсь и говорю, что не слышу себя, свое тело. Хотя, по факту, мне просто страшно. Страшно не попасть и страшно попасть одновременно. Неумение вложить всю себя в бросок/дело/действие. Мой внутренний наблюдатель все еще со мной и предпочитает отрешенно наблюдать за падением сосулек с крыши вместо принятия активного участия в игрищах. Это отнюдь не значит, что я убираю стаканы в кафе и придерживаю Мари дверь не искренне. Нет, я делаю это с душой и полностью, но все равно где-то не так. Воланд ставит меня перед зеркалом и говорит: "теперь люби себя".
Над городом показывают круглую луну, обнимающую башни кремля. А я понимаю, что стала своей среди бегунов и действительно именно с ними готова покорять новые и новые маршруты. Стала своей среди метателей. Но не позволяю себе признать саму себя хорошей и достойной всего этого, что-ли. Хотя когда мы бежим 5 км, я выкладываюсь полностью, разговариваю и улыбаюсь, чувствую каждую клетку, наполненную энергией. И вообще не думаю о саморазрушении.
Буквально в субботу вспоминали про Мураками. Он писал, что каждый свой забег соревнуется сам с собой. Не с профи на трассе, а со старой версией себя. И улучшение себя - это победа. Кажется, все вынесли правильную идею, а я делаю упор на долгую работу над собой и своими увлечениями, которая потом приносит результат. Новая ступень будет достигнута в тот момент, когда мне не захочется извиниться перед партнерами. Когда они уже все отметали, а в моей руке остался еще один нож.

@темы: про_книги, про_город, ножжжжжжики, бегтим, ты_узнаешь_себя_из_всего_мира

00:12 

- О чем ты думаешь? - невзначай так интересуется Джек, вытирая мокрые руки о свои черные джинсы. Застает меня врасплох, я ни о чем не думаю. Только смотрю в небо и считаю перья у облака. О чем ты думаешь? Где твои мысли? Just be careful, it can be too late.
Ночные блуждания сквозь еле мерцающие фонари привели на берег пруда. Где сливаются два горизонта в одну сплошную линию в далеке, а сзади тебя лесная пустота. Без запятых и без правил. Мерцающие в ночи светлячки поют свои песни заблудшим и заманивают, заманивают остаться. Густое облако несбывшихся надежд и переполняющие тебя неясные еще мечты.
Горького для себя я открываю только сейчас. Тогда, в далеком уже 11-ом мне было некогда. Я читала его на уроках по паре абзацев, чтобы хоть что-то ответить. Редко бывала на литературе, потому что в пятницу утром весной мы пили кофе. Ну и все как-то плыло мимо меня. Командор натолкнул меня на фразу "А был ли мальчик?". Ну, я и полезла в Жизнь Клима Самгина, вляпавшись по уши. Во-первых, он рисует словами так, что ты полностью погружаешься туда. Слышишь молитвы баб, роптание слепой, перезвон колокола, который поднимают на колокольню. Чувствуешь запах реки, грязь Петербурга и кучу других мелочей. Смотришь на дореволюционную молодежь. На все веяния и течения глазами местного, как будто бы не читаешь вовсе, а участвуешься во всех этих мыслительных процессах. Как будто это у тебя внутри пустота, а не у Клима, который не сделал из себя пока что никого. Только догадывается про внутренний стержень и суждения. У него герои живые, трехмерные. Еще почему-то подумалось, что в школе нельзя давать классику вроде Толстого, Достоевского или Горького. Или нужно давать, но вообще по-другому. Каждый из них описывает какие-то направления в политике, социальную систему. И нельзя просто взять, прочитать биографию автора, его основные идеи, а потом книжку его раздробить на художественные элементы. Брехня же все это. Нужно рассказывать в историческом контексте, с основными идеями и течениями, с местом авторов во всем в этом. Потом разбирать написанное, ассоциируя все это с историческим контекстом. Только потом переходить к художественной выразительности, потому что все вот эти хитросплетения слов, передающие жизнь, они удивительны. Кто-то глаголит, кто-то описывает, кто-то постоянно сравнивает. А простой разбор снов, мыслей - все это ведет к скуке и отторжению от литературы в принципе. Ну, это мое мнение. Человека, который взял Горького и теперь не может оторваться.
Слишком редко чувствую себя слишком девушкой. Смотрю на А и думаю, что мне бы у нее учиться этой непринужденной женственности. Которая есть в каждом движении вне зависимости от резкости, от занятий всякими далеко не женскими вещами вроде метания ножей. Вот вообще нет. Учиться тому, как подвозят каждый вечер до дома с тренировок, что-то делают для нее одной. Одновременно с этим все равно есть какое-то отторжение. Чисто женское. Потому как все равно прослеживаешь каждую уловку-манипуляцию и внутренне кривишься от этого. Слишком привыкла быть прямой линией и говорить, если люди важны. И могу подеркать за веревочки там, где считаю нужным. Одно дело проворачивать это для своего удобства и поддержания своих женских потребностей. Другое - более крупные манипуляции там, где, вроде как, вообще не касается тебя. Вместе с тем мы очень уютно посидели в хинкальной, посмеялись и пообщались. Командно и уютно.
Еще раз убеждаюсь, что в броске важно все - поворот кисти, наклон спины, мышцы, которые задействуешь в момемнт рывка, наклон и притяжение твоего ножа к мишени. И расслабление, еще раз расслабление.
С А на работе, сдается мне, будем пытаться проверить друг друга. Принюхаться получше. Мы считали его гением, это рушится, показывая человека, который тоже не все может и умеет. Привыкать, придышаться. Относиться проще.

@темы: ножжжжжжики, про_книги, про_мифы, смешные_волны

01:23 

Владислав Петрович пишет о том, что я до конца не могу постичь. Не могу, но очень и очень хочу. Каждый раз поражаюсь, как тонко он умеет все это чувствовать и выкладывать на бумагу. Есть волны - световые, электромагнитные. А есть волны добра, которые также распространяются по миру. Сильнее, слабее, охватывающие меньше или охватывающие больше. В зависимости от этой доброты в добре и силы совершенного. Чем искреннее улыбка, тем больше может передаваться энергии. Простоая же истина. Еще есть острия миров. Точки в пространстве, где сходятся многие вектора. По-другому и не скажешь. Для меня это как разрыв времени-пространства, потому что там сплетается все в одно. Разные проекции одного и того же города (такая вот теневая жизнь, где оставляют целыми памятники, где ходят скоростные составы, где все подновляют, а не убирают, где есть энергетические поля-блокады), разные места и разные уровни этой жизни от обществ ученых до обычных мальчишек. Информация, проникающая из прошлого-будущего-настоящего. Дыры, воронки, несовместимые события. В принципе, такие места действительно могут существовать. Возможно, как результат дисгармонии самого места. Если на плохой энергии будет черная дыра, то в таком месте, где энергия хорошая и добрая, появляется острие. Про правительство, давно открывшее эти технологии многомерности, но скрывающего от людей, чтобы не упрощать, чтобы оставаться у власти. Детский писатель с детскими книгами. Мне 23, я запоем перечитываю их и каждый раз думаю, что еще одно вращение шара, еще одно движение, приводить его в движение и делать добро. Так, чтобы волны распространялись и не давали миру сойти с ума.
Безлюдные пространства, которые отдыхают от людей. На которых творится черти что. Там не действуют простые законы физики, они живут по своим правилам. Однажды они устали и стерли всех, сами себя с карт векторов. Архивированное пространство. Как с файлами на компьютере, только с пространством. Бесконечный поток координат и ученых, которые высчитывают вероятности. Мне верится. Я верю. В силу гравитации верю, в возможность развития способностей верю. В ощущение этого мира верю. В волшебство на кончиках пальцев и из глаз.

Все мое "плохо" всегда идет изнутри. Если кроет морально, то начинаются болезни, неполадки с работой и далее далее. Если там внутри что-то надломилось, оно непременно скажется на физическом. Если что-то не то с физикой, то все это перейдет и на психологический уровень. Такая простая связь, но ты беспрерывно себя эксплуатируешь и вытягиваешь еще и еще сил. Пока не начинаешь тонуть в ненависти к самой себе. Тогда могут случится самые страшные вещи. Если вдруг все не отпустить хотя бы на короткий момент. Сижу и пью куриный бульон. Что еще есть лучше в жизни, чем вот такой вот простой согреватель? Особенно если горло посылает меня к черту и выдает свое ангинное величество так, что немного простреливает ухо. Нечего было застужать, видимо. Не выполаскивала бы тогда всю гадость.

Семья - одна из самых важных вещей. Ты цепляешься за прошлых и настоящих, понимая через них самого себя. Спокойнее всего - сидеть у деда с ногами на стуле и лопать пирожные. Тот момент, когда тебе можно все. Тырить книжки и разговаривать о семье. О воспоминаниях. Нет ничего теплее старых фото, например. Где улыбающийся "пра" или самолет, на котором доставляли метеорологам почту. Полярник. Человек севера. Говорят, у него был билет на мыс Челюскин, но он выбрал войну, выбрал защищать страну. Выбрал пропасть без вести. Хотя, не выбирал, конечно, так само сложилось. И я им горжусь. Фото "пра", когда она ездила в пансионаты. Роковая женщина, чуть надменная, гордая. Ба улыбается с ч\б снимка в комнате. И для них для всех друзья входили в этот круг семьи, когда все собирались за одним столом, делились важным, говорили о главном. Так всегда было у нас. И мне бы очень хотелось это сохранить. Теплоту, эти вот воспоминания общие, сложенные из историй каждого человека. Автоспокойствие и распространение тепла вокруг. Чтобы цвели розы.

Захожу в подъезд и вызываю лифт. Он стоит на 12-ом. Не двигается. Спускается на первый. Двери приоткрываются, оттуда высосвывается мужик в форме сантехника или черт-его-пойми-какого-рабочего с антенной откуда-то из подмышки. Резко засовывается обратно, нажимает на кнопку этажа и уезжает. Я остаюсь стоять внизу с открытым ртом и застывшим таким "бля".

Однажды ночью город оказался на осадном положении. Вокруг и внутри техника-техника-техника. Ощетиненный и готовый к удару со всех сторон. Плачь или не плачь, город на осадном. Ты будешь выползать из окопа, сдирая локти в кровь. Будешь лежать в могиле, когда тебя уже готовы будут засыпать сверху землей. Будешь улыбаться, глядя на небе. Город в кольце. Внутри кольца орудия, готовые стрелять до последнего снаряда. Горот - ощетинившийся еж.

@темы: когда_кроет, про_книги, про_мифы, сымыми_близкими

00:05 

равновесие

Мир дает. Но при этом он не стоит над тобой и не требует что-то дать ему взамен вот прямо сейчас, сию секунду. Он все равно тебе дает, отдает тебе себя. И ты не должен ему ничего за это, равно как и он тебе, на самом деле (просто это баланс такой). Не нужно делать для него что-то, потому что должен. Если ты хочешь кинуть ему ответку, если ты можешь это сделать, делай. Если же ты считаешь себя в долгу, вымучиваешь эти действия из себя, лучше притормози и просто поблагодари. Это ты можешь всегда. Или улыбнись искренне и тепло за то, что он для тебя делает.
Я люблю свою профессию за то, что в ней признается n-мерность пространства. Не трехмерное, не четырехмерное, а бесконечномерное. Меня это так выносило на первых курсах в состояние прострации, так удивляло, так радовало одновременно. Теперь привычнее, но каждый раз удивляешься все равно, когда находишь для себя новые вектора. Ведь ты их можешь по-любому расположить. Как удобнее, потому что пространство - оно почти сфера, расходится во все стороны. За понимание части этих трюков спасибо вечному Командору в моей жизни. Снова перечитываю его книги. Вспоминаю, почему увлекалась Хоккингом и физикой. Откуда пошла часть моих самых-самых мечтаний. Есть острие иглы, где может происходить все: могут смыкаться пространства, могут накладываться друг на друга, информация добывается в разы легче. Там встречаются люди из разных мест и высказывают свои идеи. И я мечтала о таком месте всегда. Найти бы его. Еще есть мир и его баланс. Когда любое доброе дело посылает волны этого доброго дела, изменяя все к лучшему. А любое зло нарушает этот баланс и отправляет к тебе, соответственно, негативный импульс. Все это шатко и валко. Кстати, у него в книгах впервые встретила ребят-вегетарианцев. Именно по этим соображениям мирового добра. И, конечно же, Агейкина улыбка и отзывающиеся на нее часы, скрытые пространства. Особенно весной все это селится в тебе новыми и новыми искорками теплых мечтаний. Понять бы всего его хитросплетения. И, честно сказать, продвинуть эти мысли, оформив формулами и теориями/теоремами, чтобы об этом задумывались все. Чтобы действительно соединять ткани пространств.
Ну а мне на этой неделе предстоит наслаждаться каждым моментом. КРоме, кажется, сна. Два вождения, два бега, тренировка по метанию и еще турнир в честь дня рождения нашего клуба, а в воскресенье - волонтерство в подмосковье = стояние в болоте. Все хочется, все радует. Но всего вдруг много.
Что меня держит в этом городе? Моя семья метателей, если честно. Не было бы их, я бы снова укатила работать в поле, забив на все "если".
Коллега сегодня высказал мысль, которая крутится в голове уже давно. Можно проснуться собой одним утром, а можно вдруг проснуться и понять, что ты начал новую жизнь. И пятничного тебя уже нет. Есть только сегодняшний ты.

@темы: ножжжжжжики, про_книги, про_мифы, смешные_волны

00:33 

Вовремя

Когда по умытым улицам я иду, подставив лицо дождю, я думаю о двух вещах - точно в той кондитерской я сидела пару жизней назад, списывалась с Айкой по поводоу колоды Таро в подарок к новому году (мы тогда праздновали у Сакуры на даче) и пыталась пробить по интернету мягкие шахматы. А в ТЦ покупала для Крис дартс и дротики. Вторая мысль - серьезно, бегать, женщина, ты в край ебнутая. Иди помой себя и свою голову. На улице весь день морось, я только с больничного и уже иду на трэк бегать с ребятами, потому что мне так хочется, мне так кайфово, на самом деле. И я знаю, что работать над собой будет тяжело. Кстати, мышцы болят. И все мои гимнастико-танцы были давно и не так серьезно в плане нагрузки. По крайней мере, мышцы мои до этих тренировок явно были кисельными. Сейчас...сейчас по-сибирски бородатый парень улыбается, хохмит и считает упражнения. Ноль - один - один - два - а давайте поговорим, я люблю шутить - два, какое три?...- десять? (было уже тринадцать где-то), вы говорите десять? Значит, десять. Он знает счет, он все прекрасно знает, медленно опуская нас вниз в присед на одной ноге и поднимая обратно. Равно как и знает, сколько мы сделали выпадов бонда и как долго простояли статику в приседе, пока он нас снимал, пока ставил таймер и отсчитывал не 20 заданных секунд, а, упс, 40. Еще постоять в ласточке по 2 минуты, а потом снова пробежать вокруг трэка, почти из последних сил. Сложно. Сложно, но такой кайф от себя. Интересно, эйфорит быстро проходит в этом случае? Я скоро начну грызть дорожку к цели или не начну грызть вовсе, а буду ловить эту легкость пружин от трэка во время бега, разговоров во время, разговоров до в раздевалке, разговоров после в метро. Who knows. И это тоже определенного рода кайф.
Весна - это когда хочется быть легче. Выкинуть в мусорку свои установки самотирана и закутаться пусть даже в эту холодную погоду. Уплетать на работе пряники с чаем, не брать с собой ужин, потому что вот в это время желательно поесть. Просто отпустить. Есть то, что захочется. Что будет приятно. Просто есть. Просто наслаждаться собой. НАслаждаться комплиментами от инструктора по вождению, например. О гламурности моего внешнего вида, о красивых руках. Вот так вот запросто. Чего мне действительно не хватает - вот этой простоты. Мы привыкли себя сдерживать, вместо открытого высказывания вот таких вот комплиментов невзначай про внешний вид, про настроение. Это рушит многое. Это заставляет меня снова и снова тянуться к своим полевым ребятам, которые всегда говорили. Ага, бро, который назвал мое платье ночной рубашкой xD
В личном кабинете висят билеты в Самару. В город деревянных домов и почти деревянных улиц (мечтай, конечно, но ведь когда ты бередешь мимо одноэтажных деревянных почти изб с наличниками на окнах, тебе и правда кажется, что по деревянным тротуарам стучат каблуки). В город, где река заставляет все жить, хочет оно того или нет. Где можно снять на пляже обувь и брести по песку. Где можно войти по колено в воду и стоять, смотреть на холмы на противоположной стороне как будто на несуществующий сказочный мир. Город вкусного кофе. Город, где можно оставаться счастливой на каждом шагу просто вдыхая его воздух. Где во время дождей и таяния снега по мостовым текут реки, где ты просто иногда тонешь. Ловишь трамвай и катаешься по маршруту. Едешь в парк Гагарина. В городе, где ты малознакомому мальчику писала - погнали катать на горках, я хочу. Первый день выпал нормальный снег, ты плохо знаешь человека, но все равно вытаскиваешь. И таскаешь по парку час. Горку вы в итоге находите и гоняете на ней довольно долго. На ногах, со смехом. Задорно и просто. Легко и просто. В мае сидите на скамейках и говорите о великах, в августе он помогает тебе с сумкой на вокзале. Август, последний раз я была там в августе. Это непростительно давно. Но я еду. Еду во что бы то ни стало. Встречаться с мальчиком и просить у него крышы, велики или скейты (ага, счаз, со скейтерами они давно не дружат). Встречаться, если все сложится, с бро. Садиться в любую загородную электричку и ехать поближе, чтобы на пару часов что? Пожать руку, улыбнуться, обменяться фотографиями, улыбнуться, смеяться. Смеяться взахлеб, радостно. РАссказывать обо всем накопившемся. Снимать вместе. Кататься на его машине. Смеяться, смеяться. Потом снова пожать руку на прощание и понадеяться, что следующая встреча будет летом. Иногда мне кажется, что ближе вот этих троих у меня почти никого нет. ЧТо своим трем операторам я могу написать что угодно, меня поймут, поймут правильно. Меня поддержат (или не совсем), но меня услышат. Так хочется, чтобы это ощущение не уходило. И чтобы мы с мальчиками не разошлись по разным сторонам этого света насовсем, потому что сибирское знакомство - знакомство надолго.

На полке уже давно пылился Норвежский лес. Слишком давно, аж чек побледнел и почти стерся. Он долго ждал своего часа, а я боялась его открывать - японские имена, японские порядки. Новое для меня - это тяжело, но желанно. Это - лучше я по третьему кругу пере- что-нибудь там, чем открою неизвестное. А вдруг там будут не такие сочные герои? Так вот, Лес - это то, что открыто в правильный момент времени и жизни. Он о смерти внутри каждого из нас. Сейчас это как никогда ощущается, когда сначала хоронишь родную, потом хоронишь девочку твоего возраста, а потом хоронишь девочку младше тебя. Все ушли по разным причинам, но ушли. В моей руки три смерти. Это как минимум три, так-то больше. И я, как и герой книги, несу их с собой. Все равно вспоминаю, потому что это не люди "просто так", это "осмысленные люди в моей жизни". Еще я редко даю себе волю поступать именно вот так. ЗАчастую это происходит из серии - ну, надо же. Забываю наслаждаться и тд. Главный герой ходит на учебу просто так. Он хочет стать никем. Но Накамура говорит ему - не жалей себя, преодолевай. ОН преодолевает. Раз за разом. Он ездит к любимой девушке в другой город. Ездит и понимает, что он ее не любит, но связан обещанием заботы. Он любит другую и почти спит с ней. И он радуется этому. Он просит совета и получает его - не держи то, чего нет. Но наслаждайся тем, что есть у тебя сейчас. Никто не предлагает забыть обещания. Просто не держать. Keep going. Хорошо, что я открыла сейчас эти страницы. Хо-ро-шо.
Еще был Дом Листьев. Его переводил Быков. Типа крутой журналист и все дела. Мое впечатление от книги? Очень редко позволяю себе поставить их недочитанными на полки. Эту поставила. ПОтому что Ни-как. Несмотря на все там отзывы из серии - не мог оторваться всю ночь. Ни-как. Появляющийся коридр посреди гостиной - это нормально. Темнота, жизнь в коридоре и его изменения - это нормально. СТолько психологизмов, которые касаются их семьи в этом доме. Дураку же ясно - это аллегория или правда, которая отображает разлад в этой семье. Семейную драму. Семйную драму без эмоций. Человека, бросившего любимое дело ради семьи. И второго человека, который не хотел эту самую семью, гулял по мужикам, потому что модель же. Да и сейчас не особенно горит идеей семьи. Но дети и типа так надо. Так вот, не тронуло, не торкнуло. РАзве что история главного героя и его детства. Вот это то, о чем действительно бы стоило поговорить. Но за оформление высший балл. Редкое оформление. Хотя мягкая обложка - редкостное говно.

@темы: бегтим, про_книги, сымыми_близкими

Туманность_льва

главная